«Вы тогда поковыряйтесь поподробнее». О чем журналисты спрашивали Путина и как он отвечал | 101news- всегда свежие новости
«Вы тогда поковыряйтесь поподробнее». О чем журналисты
спрашивали Путина и как он отвечал

«Вы тогда поковыряйтесь поподробнее». О чем журналисты спрашивали Путина и как он отвечал

Президент о своих предполагаемых дочерях, изменении Конституции и деле Голунова

Evgenia Novozhenina / Reuters

«Отменить оговорку «подряд» о президентских сроках». Об изменении Конституции

Елена Глушакова, РИА «Новости»: «Как вы считаете, не назрели ли изменения в Конституцию? Такие вопросы периодически поднимаются, недавно такая же дискуссия состоялась. Если назрели, то в какой части? И довольны ли вы теми изменениями, которые были сделаны десять лет назад по как раз изменению некоторых статей нашего основного закона?»

Ответ Путина: «Что касается Конституции – это живой инструмент, он должен соответствовать уровню развития общества. Но я все-таки считаю, что Конституцию нам менять, то есть принимать новую Конституцию, не следует. Особенно в связи с тем, что у нас есть фундаментальные вещи, которые закреплены и которые нам нужно еще целиком и полностью реализовать. Это касается первой главы. Она, на мой взгляд, является неприкосновенной.

Все остальное, в принципе, так или иначе менять можно. Я знаю, конечно, о тех дискуссиях, которые на этот счет идут, я их вижу, слышу. Я понимаю логику тех, кто предлагает эти вещи. Связано это как раз с возможным расширением прав парламента, с некоторым изменением прерогатив и президента, и правительства. Но это всё можно делать только после хорошей подготовки и глубокой дискуссии в обществе, но очень аккуратно.

Что касается прежних изменений. Они были, насколько мне известно, связаны с количеством сроков. Что можно было бы сделать, что касается этих сроков? Отменить оговорку «подряд». У нас два срока подряд, ваш покорный слуга два срока отслужил, потом ушел с этой должности и имел конституционное право вернуться на должность президента, потому что это было уже не два срока подряд. Она некоторых наших политологов, общественных деятелей смущает. Можно было бы ее отменить, наверное».

«Возбуждены пять уголовных дел». О деле Ивана Голунова

Ксения Голованова, «Интерфакс»: «Этот год был урожайным на громкие дела, которые вызвали общественный резонанс. О некоторых из них вам говорили члены СПЧ на встрече на прошлой неделе, и одно и них, дело Ивана Голунова, вы не прокомментировали. На прямой линии вы назвали это дело, эту ситуацию с Голуновым, беспределом и сказали, что виновные должны быть найдены. С тех пор виновные не найдены, материалы дела засекречены, а расследование ведется в отношении неустановленных лиц. Не считаете ли вы, что, может быть, пришло время как-то «перетряхнуть» и «почистить» наши правоохранительные органы снова? И можете ли вы гарантировать, что дело Голунова все-таки будет доведено до конца, а не будет спущено на тормозах?»

Ответ Путина: «Я уже вспоминал сегодня, что я свою трудовую деятельность начинал в органах безопасности. Когда я только пришел, там еще были ветераны службы, и некоторые из них разбегались по кабинетам, когда в здание входил один старичок. Что это за старичок? Он работал в 1936–1937-х гг. Что он делал? Тогда как раз были «чистки» в правоохранительных органах, в том числе в органах безопасности. Утром человек приходил на работу, ничего не подозревая, ничего не зная, против него возбуждали уголовное дело, а вечером уже выдавали тело расстрелянного семье. И вот этот старичок, от которого все разбегались, он приводил в исполнение эти приговоры.

Так что то, что касается «чисток», – мы уже проходили, это было в нашей не такой уж далекой истории, как может показаться, и лучше никаких «чисток» нам здесь не проводить.То, что нужно совершенствовать работу правоохранительных органов, контролировать, прежде всего со стороны общественности, то, что там происходит, – это совершенно очевидно. Там и во всех правоохранительных органах работают службы собственной безопасности, и работают достаточно эффективно.

Действительно, принято решение засекретить эти материалы. Принято это в связи с тем, что в ходе расследования возникают вопросы, связанные с организацией оперативно-разыскной деятельности, а эта информация считается закрытой. Но это не значит, что разбирательство не должно идти должным образом. Хочу вас проинформировать, что от работы отстранены пять человек из соответствующих служб МВД, они все уволены из органов Министерства внутренних дел, и против них, против всех, возбуждены уголовные дела. Следствие ведет Следственный комитет, а не МВД».

«Не государственный деятель, а революционер». Об исторической роли Владимира Ленина

Андрей Колесников, газета «Коммерсантъ»: «Вы высказались про Владимира Ильича Ульянова так, как никогда раньше. Вы вспомнили его клички: Старик, Ленин. Вы обвинили его в развале тысячелетнего государства. При этом на лице у вас, как мне показалось, была чуть ли не ярость. Скажите, пожалуйста, после такого вашего комментария должно же что-то последовать? Скажите, что дальше логично – вынести тело из Мавзолея, наконец?»

Ответ Путина: «Что касается фигуры Ленина в нашей истории и какие, собственно говоря, у меня оценки в этой связи складываются. Он был скорее не государственный деятель, а революционер, на мой взгляд. И когда я говорил о тысячелетней истории нашего государства – оно было строго централизованным, унитарным государством, как известно. Что предложил Владимир Ильич Ленин? Он предложил фактически даже не федерацию, а конфедерацию. По его решению этносы были привязаны к конкретным территориям и получили право выхода из состава Советского Союза.

Вот смотрите, строго централизованное государство – в конфедерацию фактически, с правом выхода и с привязкой этносов к территории. Но даже территории нарезаны были так, что они не всегда соответствовали и до сих пор не соответствуют традиционным местам проживания тех или других народов. Поэтому сразу возникли болевые точки, они и сейчас еще между бывшими республиками Советского Союза имеют место быть, и даже внутри Российской Федерации. Две тысячи таких точек, стоит только отпустить на секунду – мало не покажется.

Теперь что касается тела или не тела. На мой взгляд, не нужно трогать, во всяком случае, до тех пор, пока есть, а у нас есть очень много людей, которые с этим связывают свою собственную жизнь, свою судьбу, связывают с этим определенные достижения прошлого, советских лет».

«Его не остановить, под пули лезет». О присвоении Кадырову звания Героя России

Андрей Колесников, газета «Коммерсантъ»: «У вас состоялась некая дискуссия с режиссером Александром Сокуровым по поводу звания Героя России, по поводу Рамзана Кадырова. И вот тут уже у вас на лице была просто терпимость. Как говорится, есть ли вам сказать что-то по этому поводу?»

Ответ Путина: «Когда я познакомился с его отцом, с первым президентом Чеченской Республики, он ведь пришел сам. Он не пришел сдаваться, он пришел для того, чтобы выстраивать отношения с Россией. Ведь не начались еще активные боевые действия в Чечне и на Кавказе. Но он мне что тогда сказал, он мне сказал, что «мы думали, что нам с некоторыми нашими исламскими странами будет лучше, мы поняли, что это не так, они начали подчинять нас своей воле». Вот эти различные экстремистские, полутеррористические или террористические формирования.

Вы знаете его судьбу. Он погиб от рук террористов. За что он погиб? За Чечню, за чеченский народ и за Россию. Он сознательно на это пошел. Я до сих пор не могу себе простить, что отпустил его на эти праздники, потому что он у меня был перед этим, в кабинете сидел, я говорю: «Оставайся». – «Нет, я поеду, я должен быть там, у себя дома». И его взорвали, как известно.

Действующий президент, его сын, он ведь до сих пор подвергается значительной опасности, в ежедневном режиме, в ежедневном. Кроме этого он еще лично принимает участие в различного рода боевых операциях. Мне директор ФСБ как-то сказал, докладывал о ликвидации одного из бандформирований. Я говорю: «Ребят представь своих к государственным наградам». Он говорит: «Это не мы». Я говорю: «А кто?» – «Кадыровцы и он сам». Я говорю: «Я же ему запретил». Но его не остановить, под пули лезет. Поэтому я указов о награждении Героем России, таких указов просто так не подписываю».

«Самое тяжелое – это крупные теракты». О важнейших событиях за период президентства

Александр Гамов, «Комсомольская правда»: «Вы сказали о таком понятии, как историческая личность. Вот Владимира Владимировича Путина можно уже назвать исторической личностью?»

Ответ Путина: «Об этом уже будущие поколения скажут. Думаю, что для нас, для современников, для меня это не вопрос, на который я должен отвечать. Люди должны будут в будущем оценить, что было сделано, может, чего-то не удалось сделать. Общественное мнение в этом смысле лучший показатель.

Что касается самых ярких событий, самое тяжелое – это крупные теракты. Это Беслан, никогда этого не забуду. Это теракт на Дубровке. А самые значимые – мы говорим о необходимости роста реальных доходов населения. Но вот нам не удалось целиком решить вопрос с бедностью».

«Насилие – признак низкого уровня культуры». О принятии закона о домашнем насилии

Элина Жгутова, РИА «Иван Чай»: «Нет у нас на сегодняшний день, оказывается, большей проблемы, чем проблема семейно-бытового насилия. Совет Федерации разработал законопроект, его повесили на официальном сайте. Против этого проекта выступает Русская православная церковь, подписываются многодетные семьи. За этот проект подписываются ЛГБТ-сообщества, феминистские организации и даже профсоюз секс-работников. Ваше отношение, читали ли вы текст и считаете ли вы, что это, возможно, будет последним гвоздем в крышку гроба нашей демографии?»

Ответ Путина: «Законопроект я не читал, но Валентина Ивановна Матвиенко мне совсем недавно о нем достаточно подробно рассказывала. Отношение мое какое к этому делу? Оно смешанное. Силой не заставишь любить. Раньше у нас обращались в месткомы, парткомы и требовали от этих организаций, чтобы они навели порядок в семье, приструнили какого-то из супругов, прежде всего и чаще всего мужчину, конечно. Но дает ли или давало ли это какой-то позитивный эффект – я не знаю. Но против чего я совершенно против – я против любого насилия, в том числе и в семье и, конечно, прежде всего к детям и к женщинам.

Это просто признак очень низкого уровня общей культуры, когда более сильная особь начинает качать свои права с помощью кулаков и грубой физической силы. Ничего здесь хорошего нет… Нужен ли этот закон? Давайте спокойно это обсуждать, в общественности, все это должно пройти такую проверку».

«Дай им бог успехов». О бизнесе предполагаемых дочерей Путина

Фарида Рустамова, Русская служба ВВС: «Четыре года назад, когда мои коллеги спрашивали вас о родстве с вашей дочерью Катериной Тихоновой, вы сказали, что ваши дети не лезут в политику, бизнес, вообще никуда не лезут. С тех пор ситуация как минимум изменилась. Компания «Иннопрактика», которую возглавляет Тихонова и учредителем которой является государственное бюджетное учреждение МГУ, за прошлый год заработала полмиллиарда рублей. Компания «Номеко», доля в которой есть у вашей старшей дочери Марии Воронцовой, на деньги компании «Согаз» сейчас строит одну из крупнейших клиник в Ленинградской области. Этим двум женщинам помогают ваши старые друзья, чиновники госкомпаний. Мы видим, что этих двух женщин стали часто показывать по телевидению. Этих женщин, их имена, их внешность уже все знают. Это уже секрет Полишинеля. Когда вы уже признаете, что они ваши дети? И когда они станут открыты для общества – как дети других мировых лидеров?»

Ответ Путина: «Вы упомянули одну женщину, упомянули вторую. Вы же не все рассказали, наверное. Вы упомянули личные доли, объемы этого бизнеса? Вы же этого ничего не сказали, вы просто обозначили факт. А этого недостаточно. Вы тогда поковыряйтесь там поподробнее – и поймете, какой у них на самом деле бизнес и есть ли он как таковой, кому там что принадлежит и кто помогает.

Вопрос с «Иннопрактикой» фигурирует давно, это инициатива ректора Московского государственного университета. Насколько я понимаю, как член попечительского совета МГУ, связано это с желанием – абсолютно законным и правильным – наших высших учебных заведений сочетать возможности наших науки и образования с реальными потребностями наших производителей и выгодоприобретателей внутри российской экономики… Это такое звено между наукой и образованием и реальным сектором экономики. Вот они чем занимаются, и дай им бог успехов, чтобы они добились зримых, желаемых результатов.

Что касается второго направления – медицина («Номеко». – Прим. «Ведомостей»), там по-моему у них на сегодняшний день все, что составляет их акционерный капитал, приближается к нулю. Но это очень интересное направление, связанное с применением высоких технологий в сфере медицины».

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *