Три способа повысить эффективность политики Банка России | 101news- всегда свежие новости
Три способа повысить эффективность политики Банка
России

Три способа повысить эффективность политики Банка России

Прошедшие пять лет показывают, насколько мощным инструментом управления инфляцией и деловой активностью является процентная политика Банка России. Но чем выше влияние, тем сильнее и ответственность – лишь в теории Центральный банк каждый раз безошибочно устанавливает процентную ставку на оптимальном уровне и идеально передает сигналы о своей тактике населению и компаниям. На практике внутренние данные и внешние события неизменно преподносят сюрпризы, а язык, на котором говорят на Неглинной, 12, отличается от диалектов, распространенных за пределами Центробанка.

Мы предлагаем сделать три шага в развитии денежной политики Банка России, чтобы она была ближе и к международной экономической мысли, и к российской реальности: 

1) начать публиковать индикативные прогнозы ключевой ставки, соответствующие базовому и иным прогнозам; 

2) включить вмененную арендную плату в расчет индекса потребительских цен; 

3) ускорить пересмотр равновесной ставки и изменить подход к передаче рынкам информации о ее уровне. 

Повышение прозрачности

Примерно раз в полтора месяца внимание рынков приковано к решению совета директоров ЦБ по ключевой ставке. По реакции на итоги таких заседаний можно понять, оказались они неожиданными или, наоборот, полностью ожидаемыми. Сложнее оценить реакцию рыночных средне- и долгосрочных ставок на решения по ключевой ставке, и гораздо заметнее их реакция на высказывания председателя и других руководителей Банка России о состоянии экономики и возможных развилках в денежно-кредитной политике в ближайшие кварталы.

Посмотрим на недавний пример: 6 сентября Банк России решает снизить ключевую ставку до 7%, это третье снижение ставки в 2019 г. остается практически незамеченным рынком ОФЗ и не приводит к заметному снижению стоимости денег. Однако в начале октября ситуация меняется: низкая инфляция и слабая деловая активность заставляют руководство Банка России делать более настойчивые заявления о своей растущей решимости снижать ставки – и рынки незамедлительно реагируют на эти слова. Впоследствии, в октябре, Банк России принимает решение ускорить снижение – и реакция оказывается снова очень сдержанной.

Вывод: коммуникация Банка России, высказывания его руководства о политике регулятора имеют определяющую роль для рыночных ожиданий. Важно модернизировать механизм передачи такой информации рынку – сделать его более прозрачным, менее зависящим от точности подбора Банком России правильных слов. Современный подход ведущих центральных банков – это публикация прогнозной траектории ключевой ставки по одному или нескольким сценариям.

Большая определенность среднесрочного уровня ключевой ставки стимулировала бы заимствование под плавающую ставку, увеличила бы эффективность трансмиссионного механизма денежно-кредитной политики, повысила бы прозрачность денежной политики и доверие к ней.

Инфляция аренды 

Один из вопросов, который беспокоит Банк России, – это крупное расхождение между инфляционными ожиданиями населения и фактической статистикой. Это расхождение влияет и на доверие к Центральному банку.

В чем причина этого расхождения? Часто выдвигаются гипотезы, объясняющие его недостатками в восприятии инфляции потребителем: он оценивает общий рост цен только по узкой группе товаров ежедневного потребления, медленно пересматривает свои представления о нормальном темпе роста цен и живет представлениями прошлых лет, острее реагирует и лучше помнит значительные повышения цен, а о снижении цен быстро забывает. 

Реже обсуждаются возможные объективные различия в фактической структуре денежных расходов граждан и в том, как их оценивает статистическая служба. Один из крупных зазоров здесь, на наш взгляд, в оценке расходов на жилье. 

Так, в структуре индекса потребительских цен на 2019 г. расходы на аренду жилья составляют порядка 0,71% от корзины, дополнительно порядка 1,5% весит стоимость ремонта жилья. Это крайне невысокая доля, и, скорее всего, недооценка связана со сложностью измерения размера арендного рынка в силу его не слишком высокой прозрачности.

Вместе с тем подобные ограничения доступных данных не мешают Росстату оценивать вклад аренды, в том числе и вмененной владельцам жилья, в ВВП.

Вывод: общий уровень потребительских цен, например в Москве, вырос на 3,7% в годовом выражении в ноябре, тогда как средняя ставка аренды метра жилья выросла на 12%. Включение вмененной аренды в индекс потребительских цен и учет ее динамики при принятии решений по ставке будет важным шагом навстречу пониманию реальных обстоятельств потребителя.

Равновесие ставки

Одним из элементов коммуникации Центробанка по его денежной политике является оценка равновесной ставки для нашей экономики. В настоящее время в коммуникации Банка России сложился определенный парадокс: одновременно заявляется о недостаточности данных для точной оценки уровня равновесной ставки, но подчеркивается адекватность оценки в 6–7%, полученной в 2016 г., и сохраняется приверженность ней.

Насколько совместимы эти два тезиса? Как может оценка, полученная три года назад, оставаться достаточно надежной для вывода о нейтральности денежной политики, а три года новых данных, в течение которых инфляция хронически остается ниже целевого уровня, не свидетельствовать о необходимости ее пересмотра? 

Банк России говорит о возможности пересмотра этой оценки в будущем, когда данных окажется достаточно. Мы поддерживаем решимость регулятора критически пересматривать свои оценки, но с одной оговоркой: такой дискретный подход к пересмотру важных ориентиров способствует избыточной, ненужной волатильности цен и процентных ставок. Информация о том, что Банк России пересмотрел оценку равновесной ставки, наверняка окажет большее влияние на рынок, чем решение о небольшом снижении ключевой ставки. 

Вывод: на наш взгляд, продуктивнее не ждать очередных признаков недостоверности действующей оценки, а постепенно пересматривать ее по мере появления новых данных.

Механизмом такого пересмотра равновесной ставки могла бы стать публикация индикативной траектории ключевой ставки в докладах Банка России. На дальнем горизонте таких прогнозов инфляция и рост экономики приходят к своим устойчивым значениям, а значит, можно было бы использовать и долгосрочный прогноз ключевой ставки для оценки ее нейтрального уровня.

О прогнозе на 2020 год

Во-первых, мы ждем оживления деловой активности. Рост реальных расходов государства, активизация инфраструктурных и иных проектов, наметившееся оживление потребления, отдельные позитивные сигналы со стороны инвестиционного импорта дают основания ждать роста экономики на 1,6–2%.

Во-вторых, мы ждем нормализации инфляции. Мы солидарны с Банком России и ждем роста потребительских цен по итогам года на 3,5–4%. Основные тренды – это ускорение роста цен на нерегулируемые услуги и разворот в ценах продовольственных товаров. Менее вероятной, но интересной историей является завершение снижения цен на потребительскую электронику – это возможно в случае, например, определенного укрепления рубля по отношению к юаню. 

В-третьих, мы ждем продолжения снижения ключевой ставки. По итогам года она опустится, по нашим оценкам, до 5,75%, и произойдет это уже в первом полугодии. Мы оцениваем равновесную ключевую ставку в 5,5% с учетом снижения волатильности инфляции в последние годы и повышения предсказуемости экономической политики. 

Авторы главный экономист «ВТБ капитала» по России и СНГ и руководитель управления макроэкономического анализа «ВТБ капитала».

Похожие записи

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *