Депутат Госдумы раскрыл детали расстрела караула в Забайкалье

0 Просмотр Комментарии выключены

Следствие по делу о ЧП в воинской части в Забайкалье, где 25 октября солдат срочной службы Рамиль Шамсутдинов расстрелял восьмерых сослуживцев, продолжается. Следователи считают нецелесообразным оглашать его предварительные результаты. На этом фоне особо ценной представляется инициатива первого заместителя председателя комитета Госдумы по обороне Александра Шера побывать в этой воинской части. После поездки он поделился впечатлениями с «МК».

Фото: 72.ru

По словам депутата, он вылетел из Москвы в воинскую часть, получив разрешение от Минобороны РФ. Лететь туда 7,5 часов.

— Я посетил воинскую часть, побывал на месте трагедии. Весь офицерский состав со мной пообщался. Встречался с солдатами, прошел по всем казармам, — рассказал депутат. — В свое время я закончил десантное училище, командовал разведывательным взводом. Побывал в командировке в Чеченской республике в 2002 году. Видел личный состав и в мирное время, и при выполнении боевых задач. Так что могу и по глазам, и по внешнему виду бойцов определить, в каком состоянии находится подразделение, какая в нем дисциплина.

— С Минобороны быстро согласовали поездку в воинскую часть?

— Вопрос тяжело было согласовать, потому что часть особая. Охраняет важные военные объекты. Находится в глухом лесу. Там двойной охраняемый периметр, высокий забор, колючая проволока. Надо пройти 2 КПП. На территорию части заходили без сотовых телефонов. Там нельзя пользоваться смартфонами, как на любом объекте Минобороны.

Общался с солдатами. Заходил в казармы, задавал ребятам вопросы, смотрел им в глаза, без свидетелей, без командиров. Спрашивал, на счет дедовщины, отношений в коллективах. Я напрямую говорил: не бойтесь, если какая-то дедовщина есть, я как депутат Госдумы тут же вас с собой заберу. Если кто больше не может, если чувствует, что на грани — вы только скажите, не бойтесь. Нет, говорят, все нормально.

— То есть, считаете, неуставных отношений в части нет?

— Я смотрю по солдатам, по их лицам. Нет там никакой запуганности. Лица вменяемые. Видно, что проходили через комиссию профотбора. Все адекватно. Не видел синих кругов под глазами, что кто-то не доедает. Не видел морально угнетенных людей, запущенных, у которых грязные руки, под ногтями, засаленная форма. И близко ничего такого нет. Все в чистой форме, ухоженные.

В то же время, ясно, что армия – не институт благородных девиц. В мужском коллективе комплименты друг другу не говорят. Есть отношения подчиненности, командирская требовательность. Все это нормально.

Я списки погибших посмотрел. Двое погибших – одногодки стрелка. Один – призван с ним из одного города. Это к вопросу о дедовщине.

ЧП произошло в роте охраны. Личный состав регулярно несет службу в карауле. Да, в роте охраны служба — не сахар, надо вставать рано, нести службу на посту. Но все это предусмотрено уставом. Срочники служат год, все выдерживают.

В столовой по аутсорсингу работают гражданские коммерческие организации. То есть бойцы в столовую в наряд не ходят.

Бытовые условия в казарме вполне. В казарме чисто, тепло. У меня, например, в казарме в десантном училище не было воды горячей, а здесь – горячая вода, водонагреватели. Я открыл, проверил, есть теплая вода. Три этажа в казарме, на каждом этаже – по роте. В каждой роте стиральная машинка. Такого тоже раньше не было. Везде чистенько, кровати в один ярус.

Сразу обратил внимание – очень много видеокамер висит в расположении роты. Подошел к стенду у дневального, который стоит на входе – там указан телефон доверия министерства обороны, телефон военного прокурора гарнизона. То есть можно позвонить, если что. У бойцов есть мобильные телефоны, только кнопочные.

Спрашивал у солдат, пишут ли письма домой, говорят, что пишут. Сказали, что на принятие присяги после курса молодого бойца не ко всем родные смогли приехать. Таких чуть не половина. Но то, что половина родителей не может приехать к месту службы сына, проведать, потому что дорого — это же не проблема воинской части, родителей или их ребят. Это проблема государства.

Вот, кстати, вопрос: а много ли глав районов своим призывникам звонят в армию? Сколько чиновников хотя бы раз в квартал позвонили и поинтересовались: как, боец, у тебя дела, как служба?

А сколько актеров, артистов в такие удаленные воинские части съездили с шефскими концертами? Или ограничиваются работой в пределах 200 километров от Москвы?

— Какое впечатление офицеры производят?

— Нормальные мужики. Не какие-то там, как некоторые преподносят, отстойные. Рослые, взрослые мужики, без животов, стройные, спортивные. Оклады – достойные. Службой дорожат.

С контрактником разговаривал, спрашиваю, сколько получаешь. Говорит, 64 тысячи на руки. Старший сержант. Деньги приличные. У некоторых родители в деревне зарплату 15 тысяч не могут найти. Контракт можно подписывать уже через три месяца срочной службы. Отслужил три месяца срочником – подаешь заявление на контракт. Сразу, минимум, 25 тысяч. А дальше по выслуге будут добавлять. В 20 лет, если захочешь, можешь на пенсию. Можно военную ипотеку оформить через три года. Для многих армия — это путевка в жизнь

— Что же произошло? Почему начал стрельбу?

— Я могу высказать только свое мнение. Со следователями я не общался. Не положено, пока идет следствие. Как мне рассказывали, Шамсутдинов служить в принципе не хотел.

Он же сразу после задержания сказал, что готовился три дня и ни о чем не жалеет. Еще сказал, что никакой религиозной подоплеки в его действиях нет. Мол, просто все достало.

Может, конечно, кто-то где-то прикрикнул на него. Может, команды дают громко. Я делаю вывод, что у парня есть определенные психические особенности. Возможно, особенности воспитания. Может, компьютерных игр насмотрелся.

Судя по тому, что смог узнать из разговоров в части, считаю, что парень не выдержал условий службы. Он приехал служить в глухую тайгу из города, где танцклубы, кинотеатры, девчонки молодые. А тут двойной забор.

Других призывников тоже отрывают от «благ цивилизации» и увозят служить в дальние гарнизоны. У нас страна огромная. Не всегда получается так, чтобы воинская часть была в Москве или Краснодарском крае.

Опять же в армии попадаешь из семейной обстановки в мужской коллектив, где 24 часа в сутки ты рядом с сослуживцами. Это понимают те, кто служил в армии. Да, в этой системе отношений надо найти свое место.

Но, получается, кто-то не справляется с этим.

— Некоторые СМИ писали о том, что караульный начал стрелять, из-за того, что ему угрожали чуть ли не изнасилованием.

— С такими обвинениями только следствие вправе выступать. Я так не считаю. У одного убитого им офицера, капитана, осталась жена и трехлетняя дочь. У старшего лейтенанта – беременная жена. У контрактника осталась жена и трехлетняя дочь. Не похоже на каких-то извращенцев.

— Удалось узнать, как было дело?

-Некоторые подробности. Все произошло в так называемом караульном городке, рядом с караульным помещением.

На территорию караульного городка удалось зайти. Там силуэты тел, обведенные мелом, запекшиеся лужи крови. Очень тяжелое впечатление оставляет.

Караульный городок — это огороженная металлическим забором площадка, где караульная смена разряжает магазины – на общем большом столе вытаскивает патроны из автоматных рожков и собирает их в плашки — специальные деревянные подставки с просверленными под патроны калибра 5,45-мм отверстиями. В каждой плашке четкое количество отверстий, чтобы было видно, все ли патроны на месте.

Был уже вечер. Шамсудинов стоял во главе стола, и, как рассказывают, имитировал, что разряжает магазин. Все остальные доставали патроны из автоматных магазинов. Он дождался, пока все разрядят. Ближе всех к нему стояли офицеры. Он выстрелил в них и дальше начал солдат расстреливать. Трое солдат побежали в дальний угол караульного городка, к забору. Тот, который бежал первым, успел через забор перелезть. Второго он тяжело ранил. А того, кто бежал последним, он убил. Вернулся обратно, где ребята подавали признаки жизни, умоляли не стрелять, и всех добил.

Потом побежал к КПП (контрольно-пропускной пункт. – «МК»). Там дежурный наряд забаррикадировался, закрыл металлические ворота. Он побежал обратно, мимо помещения штаба. Выстрелил в окно дежурного по части. Потом побежал в сторону столовой, это около 100 метров от места трагедии. В столовой у гражданского специалиста, угрожая стволом, потребовал отдать ему ключи от ворот. Но тот спрятался в столовой и закрыл двери за собой. После этого стрелок побежал к воротам. Но через забор перелезть не смог. Он метра 2,5 высотой и сверху колючая проволока по периметру над забором.

Часть настолько закрытая, настолько грамотно все оборудовано, что он даже сбежать не смог.

После этого группа быстрого реагирования подоспела. Выстрелами в воздух офицер потребовал остановиться, бросить в сторону автомат и лечь на землю. Самое главное – офицеры добились, чтобы ни в коем случае солдаты его не били и не убили. На фотографиях, которые в Сети потом появились, на нем нет никаких ни ссадин, ни синяков. А то ведь мог сказать потом, что садины получил до того, как начал стрелять.

В общей сложности стрелок использовал 58 патронов из 120, которые у него были в четырех рожках.

Источник

Рубрика: Происшествия

Об авторе

Жизнь чем-то похожа нa шведский стол… Кто-то берет oт неё, сколько хочет, другие — скoлько могут… кто-то — сколько совесть позвoляет, другие — сколько наглость. Но прaвило для всех нас однo — с собой ничего уносить нeльзя!

Похожие статьи