Тревожный август: экономист предсказал новый мировой кризис

0 Просмотр Комментарии выключены

У августа в России плохая репутация — он ассоциируется с финансовыми кризисами, обвалом рубля и другими экономическими неприятностями. Этот год не стал исключением: месяц начался с объявления второго пакета американских санкций «по делу Скрипалей». Плюс за первую неделю августа сильно подешевела нефть. Свой прогноз читателям на онлайн-конференции дал доктор экономических наук Игорь Николаев.

Алексей Меринов. Свежие картинки в нашем инстаграм

 

— Игорь Алексеевич, чаще всего наши читатели спрашивают: ждать ли нового экономического кризиса? Как скоро он может нагрянуть с учетом того, что над экономикой России сгустились тучи в виде санкций и дешевеющей нефти?

Кризисы цикличны, они происходят с периодичностью 7–12 лет — за это время формируются предпосылки. Есть четыре причины, почему новый кризис неминуем: структурные диспропорции в российской экономике, санкции и контрсанкции, тенденция падения нефтяных цен, замедление мирового экономического развития.

Пузыри на рынках надулись и созрели для того, чтобы лопнуть. Кризис точно будет. Стоит вопрос, что может послужить спусковым крючком. Для России санкции пошатнули равновесие, но мировой кризис они не приближают. С большей вероятностью он наступит в 2020 году. В лучшем случае отложится на 2021 год. Этот август, будем надеяться, кризисом не ознаменуется.

— Второй пакет «химических» санкций вступит в силу 19 августа и будет действовать в течение года. В документе три меры: ограничения по военному экспорту, блокировка кредитов для России от международных финансовых организаций и запрет американским банкам покупать российские евробонды (облигации госдолга в валюте). Насколько опасны для нашей экономики эти санкции?

— Санкции оказались не такими болезненными, как могли бы быть. Первые две меры и так уже фактически исполнялись, а третья коснулась не рублевых облигаций, а евробондов. Правда, есть нюанс: выпуски еврооблигаций и заимствования для нашего корпоративного сектора будут существенно дороже. Но в целом все не так страшно.

Однако печально вот что: ограничения западных стран подтвердили, насколько восприимчив рубль к санкционному давлению. Даже до объявления конкретики по второму пакету «деревянный» просел на 2–3 рубля за доллар и евро. Вывод: если санкции будут серьезнее, рубль тут же отреагирует падением. Второй пакет «химических» ограничений — это лишь цветочки.

Нужно готовиться к худшему, потому что над Россией нависли более жесткие меры за вмешательство в американские выборы. Их держат в рукаве до следующих президентских выборов в США в 2020 году. В них содержатся меры против суверенного рублевого госдолга РФ, а это уже очень серьезно.

— Беда не приходит одна. За неделю баррель нефти подешевел более чем на 6 рублей. Почему сырье дешевеет и что это значит для рубля?

— Нефть дешевеет из-за торговых войн и замедления мировой экономики, которые приводят к падению спроса на нефть. Периодически нефть поддерживают вспышки геополитической напряженности на Ближнем Востоке, но перебить глобальные факторы они не могут. Падение нефтяных цен, как обычно, потянет за собой рубль. Проблем добавят санкции, поскольку иностранные инвесторы будут уходить из рублевых активов. Двукратного обвала не будет, но несколько позиций рубль потеряет. С сени давление на нашу нацвалюту усилится.

— Понятно: кризис будет, но не так скоро. Как он повлияет на жизнь обычных россиян? Начнут ли бешено расти цены, налоги и коммуналка, а зарплаты — падать?

— Для обычных людей протекание экономических кризисов проходит похоже. Снижаются объемы производства, продукция не находит спроса на рынках. Из-за этого начинается сокращение зарплат и увольнение работников. В нашей стране кризис означает еще и реализацию рисков для рубля.

Что бы ни говорили об устойчивости нашей нацвалюты, она остается высокорискованной: в период обострения обстановки инвесторы предпочитают убегать из рублевых активов. Если в мировой экономике заштормит, рубль начнет падать, следом поднимутся цены, и, как следствие, вырастет инфляция. Государство столкнется с нехваткой денег. Оно захочет повысить налоги и тарифы ЖКХ. Для людей все неприятные стороны кризиса проявят себя в полной мере.

— Что может сделать наше правительство для того, чтобы защитить экономику и граждан от подобного развития событий или хотя бы снизить возможные негативные последствия?

— Нужно сделать три вещи: снизить налоги, отказаться от контрсанкций и создать настоящую свободу для предпринимательства. Вот только наши власти, во всяком случае — пока, поступают с точностью до наоборот. В условиях, когда экономика не растет и близка к тому, чтобы уйти в минус, налоговую нагрузку нужно снижать. Или хотя бы не повышать.

Что сделали у нас? Подняли ставку НДС, ввели налог на самозанятых. Властям бы остановиться, но, похоже, они не собираются.

Сейчас обсуждается обязательное введение индивидуального пенсионного капитала как альтернатива накопительной части пенсии. По сути, это очередное повышение налоговой нагрузки. Что касается свободы для бизнеса, то сами предприниматели называют две главные беды: высокую налоговую нагрузку и неопределенность экономической ситуации.

Для победы над неопределенностью, считаю, нужно решать проблему санкционного противостояния. В начале августа исполнилось пять лет российским контрсанкциям, которые мы ввели в ответ на ограничительные меры Запада. Мне кажется, этого достаточно — предлагаю отменить контрсанкции. Да, это должно быть политическое решение, но экономистов не спросили, когда вводили эмбарго. Без импорта из других стран жить лучше не стало.

Когда ограничивается импорт, то предложение товара снижается, а это всегда толкает цены вверх. Даже Центробанк и Минэкономразвития признали, что контрсанкции простимулировали рост инфляции. Я не думаю, что отмену контрсанкций мир бы воспринял как проявление слабости нашего государства. Наоборот, это было бы сильным шагом, позволяющим снизить экономическую неопределенность и дать бизнесу больше возможностей.

— Рубль неустойчив, власти от кризиса защитить не могут. Похоже, спастись от утопления в финансовой яме, как обычно, предложат самим утопающим. Как россияне могут помочь сами себе и улучшить материальное положение, накопить на черный день?

— Когда финансы поют романсы, есть два выхода: экономить или подзаработать. Большинство склонны экономить. Второй путь сложнее, но он более выигрышный и стратегически правильный. Если экономить уже не на чем, нужно искать варианты дополнительного заработка.

— Но ведь есть еще один путь, самый простой — взять кредит. Судя по показателям закредитованности населения, многие так и делают. Высокая закредитованность и огромные невозвратные долги — это серьезная проблема для экономики. Как ее решать?

— Проблема есть, власти ее видят, но то, как они ее собираются решать, может породить другие проблемы. Министр экономразвития Орешкин приводил ужасающие данные по IV кварталу 2018 года: платежи по полученным кредитам составляют больше половины доходов заемщиков. Просто представьте: каждый месяц отдавать половину зарплаты за кредит и жить так годами.

Однако за тот же период число выданных кредитов значительно выросло — на 25%. То есть даже при таких кабальных условиях люди вынуждены брать все больше кредитов. Так не может продолжаться долго. Многие скоро просто не смогут обслуживать кредиты. Это очевидно, потому что в России устойчивая динамика снижения доходов населения.

ЦБ согласился, что кредитный пузырь нужно сдувать. Как? Ответ ЦБ: сделать получение кредитов сложнее. Замкнутый круг. Люди берут кредиты, чтобы поддерживать тот уровень потребления, к которому они привыкли. Теперь они не смогут их получить. Будет снова снижаться уровень жизни. В общем, повторю свой совет: ищите способы подзаработать.

— Угодившим в кредитную кабалу не позавидуешь, но для них власти сделали послабление — с 31 июля можно попросить у банка «ипотечные каникулы» — отсрочку от платежей. Как относитесь к нововведению?

— Мера хорошая, но с оговорками. Теперь в банках тоже будут иметь в виду, что заемщики получили возможность просить каникулы. Поэтому финансовые организации будут внимательнее присматриваться к клиентам и «подозрительным» будут отказывать. Скорее всего, ипотечные займы теперь тоже будет сложнее получить. Вот так мы сдуваем кредитный пузырь!

— Вы говорите: нужно больше работать, чтобы себя прокормить. Такой путь выбирают многие пенсионеры после ухода на заслуженный отдых, подрабатывают копеечку к пенсии. Теперь тем, кто должен был выйти на пенсию и получать заслуженные выплаты от государства, а дальше решать — работать или нет, выбора не оставили. Какими вы видите последствия повышения пенсионного возраста?

Я плохо отношусь к решению повысить пенсионный возраст. Плохо не потому, что этого нельзя делать в принципе. С точки зрения экономических показателей, продолжительности жизни россиян реформа напрашивалась. Но то, как это было сделано, я осуждаю.

Когда такое решение принимается (не намеки, не обещания, а зафиксированное законом решение), его реализация растягивается на несколько лет. Допустим, за пять лет экономика и граждане успели бы подготовиться.

Вторая серьезная ошибка — повышать пенсионный возраст в условиях устойчивого снижения реальных доходов населения было нельзя. У нас доходы падают с 2014 года, правительство об этом прекрасно знает. Миллионам людей внезапно объявили, что пенсии они не получат, как рассчитывали, и им придется работать еще 5–7 лет. При этом решение о повышении пенсионного возраста принималось, когда в бюджете был профицит в 2,7 трлн рублей. То есть деньги были. Вопрос: ради чего тогда все затевалось? Позаботились о будущем? С прицелом на будущее и нужно было принимать решение с отсрочкой в реализации.

— За будущее страны власти радеют, не только принимая непопулярные реформы. С прошлого года у нас функционируют масштабные нацпроекты, которые к 2024 году должны улучшить жизнь россиян. Одна из национальных целей — снижение уровня бедности в два раза. Только вот незадача: прошло уже полтора года, как бедность усердно сокращают, а она, как назло, растет. Недавно Росстат отчитался, что бедных у нас — 14,3% населения (21 млн человек) вместо 12,9% в 2018 году. Как так получается?

— Государство стратегически просчиталось в том, какую структуру доходов оно создало. Доходы населения состоят из четырех частей: оплата труда, социальные выплаты, доходы от предпринимательской деятельности, доходы от собственности. Так вот в 2000-е годы сильно выросла доля соцвыплат, приблизившись к 19,5% в общем объеме доходов. Даже во времена социализма такой доли не было.

Если одна доля увеличилась, другая уменьшилась. За эти годы почти в два раза снизилась доля предпринимательских доходов. Словом, людей сделали зависимыми от того, что им дает государство. А устойчива та система, где доходы граждан зависят от них самих, от того, сколько они заработали. Тогда они спокойно переживут, если вдруг государство в кризис скажет: денег нет, но вы держитесь.

Я не знаю, был ли политический умысел в создании такой структуры доходов. Но подозрения такие есть: ведь когда ты зависишь от государства, ты и голосуешь соответствующе.

— А есть ли политический умысел в том, что Россия остается глубоко коррумпированной страной, что порождает целый клубок экономических проблем?

— Вот мы все боремся, боремся с коррупцией и никак не победим. Наказание за взятки уже суровее, чем за убийство. Почему так? Мне кажется, коррупция в России стала необходимым элементом в системе управления. Взяточниками легче управлять, они скомпрометированы, а значит, сделают все «как надо».

Такая система может работать до поры до времени. А потом начинаются проблемы в экономике, во внутренней политике. Ведь коррупционные деньги не только складывают по квартирам, дачам и чердакам, их выводят из финансовой системы России за рубеж.

Это первая проблема для экономики, а вторая — госзаказы. В бытность Дмитрия Медведева на посту президента один из чиновников отчитался, что примерно 20% средств, выделенных на госзаказы, разворовывается — уже тогда это была сумма под триллион рублей.

Кроме того, когда коррупция присутствует в госзаказах, страдает качество выполнение работ — строительство заводов, мостов, других важных объектов. О каком экономическом росте в таких условиях может идти речь? Одних наказаний мало, нужно менять мотивацию. Нужно делать так, чтобы коррупционные взятки нельзя было легализовать.

А у нас получается так: приходит человек на госслужбу, трудится, увольняется с нее — и через некоторое время «неожиданно» оказывается богачом. И никаких к нему вопросов, потому что все наворованное он легализовал. Хотя у нас есть институт декларирования доходов. И я бы предложил для определенной категории госслужащих и членов их семей сделать декларирование пожизненным. Чтобы люди понимали, что всегда будут под «увеличительным стеклом»: может быть, хотя бы это заставит их сто раз подумать — воровать или нет.

Источник

Рубрика: Экономика

Об авторе

Жизнь чем-то похожа нa шведский стол… Кто-то берет oт неё, сколько хочет, другие — скoлько могут… кто-то — сколько совесть позвoляет, другие — сколько наглость. Но прaвило для всех нас однo — с собой ничего уносить нeльзя!

Похожие статьи