Без Кавани и Уругвай не Уругвай

3 Просмотров Нет комментариев

Без Кавани и Уругвай не Уругвай

Первым полуфиналистом чемпионата мира стала сборная Франции. В четвертьфинальном матче в Нижнем Новгороде она довольно убедительно — со счетом 2:0 — обыграла уругвайцев, вынужденных биться с фаворитами без своего лидера — травмированного Эдинсона Кавани.

Без Кавани и Уругвай не Уругвай

Главной темой дискуссий перед этим матчем была, конечно, потеря уругвайцами «сломавшегося» в игре с португальцами Эдинсона Кавани. Тема разбитой связки Кавани с Луисом Суаресом — ярчайшей атакующей связки этого чемпионата, понимающей друг друга не с полуслова и полувзгляда, а на каком-то телепатическом уровне, не требующем ни вербального, ни зрительного контакта.

Но честно говоря, начавшись, этот матч актуальней сделал другую тему, другой важный аспект нижегородского противостояния. О нем говорил, например, популярный французский эксперт Жюльен Лоран, признававшийся, что в ожидании столкновения своей сборной с аргентинцами почти не волновался. В аргентинской природе — желание идти вперед, которое ничем, в том числе собственными явными проблемами, не унять. И это значит — свободные зоны на чужой половине, коридоры для рывков Килиана Мбаппе. А уругвайская натура свободных зон не предусматривает. Она предусматривает высочайшую плотность именно в тех зонах, где Мбаппе, сверхзвуковой убийца аргентинцев, любит разгоняться, и в тех, куда любит влетать.

И игра действительно намекала на то, что и без своего самого эффективного футболиста уругвайцы в состоянии насолить соперникам — за счет надежности тандема центральных защитников Диего Година и Хосе Марии Хименеса, за счет никуда не пропавшего вкуса к отборам, перехватам на любом участке. За счет, в конце концов, адаптации к новым условиям Суареса и его двужильности — теперь тому вместо Кавани приходилось отходить назад, чтобы посражаться за мяч, помочь определить правильный вектор атаки.

Уругвайская цепкость рождала вполне перспективные выпады. Впрочем, чудес не бывает: глаз, когда шла завершающая передача, все-таки кое-что резало. На месте медлительного, тягучего Кристиана Стуани жуткого хотелось представить мобильного и прыткого Кавани: а что было бы в этом эпизоде, если бы его сумели вылечить к четвертьфиналу?

А игра французская, действительно, намекала на то, что уругвайцы — оппоненты неудобные, и что Мбаппе на сей раз не разгуляться: пустых пространств для разбега минимум. А рядышком все время или почти такой же резкий Лаксальт, или кто-то еще — не резкий, но внимательный.

Мбаппе, правда, однажды упустили. И похоже, исключительно потому, что никому из уругвайцев не пришло в голову контролировать его перемещения возле ворот, а не там, откуда вундеркинд привык разбегаться, поодаль от них. Скидка Оливье Жиру нашла его в штрафной совершенно одинокого. Мбаппе теоретически мог попробовать опустить мяч на землю, чтобы пробить на убой ногой — шансов успеть накрыть его было мало. Он выбрал вариант, подразумевающий жесткое сопротивление,— перекидку голкипера Фернандо Муслеры головой. Перекинул и перекладину.

Продолжением была пара локальных уругвайских успехов — заставили заработать предупреждение Люка Эрнандеса, проверили вратаря Уго Льориса… И — французский гол. Он не то чтобы в корне противоречил логике игры, поскольку, как ни крути, сборная Франции была понастырнее. Однако и назвать гол стопроцентно вытекающим из нее было глупо.

Французы использовали стандарт — умение Антуана Гризмана одновременно мягко и сильно подавать и умение Рафаэля Варана выскакивать на такие подачи, подрезая мяч в угол. А сторожили Варана не Годин с Хименесом, а Стуани. И разумеется, это была неравная дуэль.

Сборная Уругвая, восстанавливая логику, должна была тут же отвечать синхронно. Обязана была отвечать, потому что и ее навес со стандарта идеально дошел до головы Мартина Касереса. Но Льорис выловил мяч в нижнем углу, совершив, видимо, лучший пока сейв нынешнего чемпионата, а добивавший Годин промазал с двух метров. Французы «отскочили», сберегли свое крохотное, выстраданное через мучения преимущество.

А в перерыве некоторые спортивные ресурсы, любящие копаться в статистике, доставали из ее недр довольно любопытную цифру, пытающуюся убедить, что не такое уж оно и скромное, это преимущество. В истории сборной Франции был 21 матч на чемпионатах мира, в которых она вела после первого тайма. В 20 она одержала победу, один закончился вничью…

Мудрый, всякое видевший и переживший тренер уругвайцев Оскар Табарес, понятно, держал в уме и подобный неприятный поворот, держал в уме ситуацию, при которой ему придется изобретать способ, как отыграться, не имея в распоряжении Кавани. Сборная Уругвая после перерыва повысила градус риска, слегка передвинув акцент со своей половины на чужую, а Табарес пошел на двойную замену.

Знатоки футбола наверняка с удовольствием старались угадать, что принесут уругвайцам эти игроки. Макси Гомес пока не знаменитость, но на него, нападающего «Сельты», уже приклеили ярлык «следующего Суареса». Вроде бы талант у парня колоссальный, забивал и «Реалу», и «Барселоне». Кристиан Родригес — противоположность ему. Ветеран на закате карьеры, старый боевой товарищ Табареса. С уместившимся в заметном животике десятком килограммов лишнего веса, но и с волшебной левой, которой он забивает не реже, чем сухой Гомес. Куда-то же они могут развернуть эту неудачную для их команды игру?

План Табареса был сломан до того, как Гомес и Родригес хоть что-то показали,— Муслерой.

Гризман стрелял с трех десятков метров, не сказать, чтобы как из пушки,— нет, рядовой по мощи выстрел. К тому же направленный прямо в голкипера. Муслера, растопырив ладони, умудрился под простенький мяч не подстроиться, не удержать его в руках.

Если Льорис сотворил сейв чемпионата, то уругвайский вратарь — ошибку первенства. Ну, по крайней мере, она точно будет конкурировать с ляпом, допущенным Давидом де Хеа, когда тот примерно в той же нелепой стилистике пропускал в стартовом туре от Криштиану Роналду.

Кто-то из английских телекомментаторов вспоминал, как на предыдущем чемпионате мира Суарес кусал Джорджо Кьеллини, выводя из себя итальянцев: «Он снова нужен — укус. Иначе уругвайцев ничто не вытянет, французы слишком крепки».

Суарес не кусался. Но потасовка на нижегородском газоне и вправду возникла, спровоцированная, между прочим, Мбаппе, который упал после легкого контакта с Родригесом с таким выражением лица, будто ему только что без наркоза удалили аппендицит. «Пожалуйста, не превращайся в Неймара!» — кричали французу с трибун.

Но и эта пауза была, кажется, на руку сборной Франции. Как и любая пауза, разбивающая игру на отрезки. Хотя, надо полагать, и без пауз они довели бы ее до спокойной, без эксцессов победы, потому что ни замены, ни злость на симулянта Мбаппе, ни двужильность Суареса не могли уругвайцев преобразить. Плотность, цепкость — они были ключевыми козырями в борьбе с португальцами. Но сегодняшняя Франция — это совсем не сегодняшняя Португалия. В битве с ней к плотности требовалась добавка волшебства. А человек, отвечающий за него, сидел на скамейке с недолеченной травмой и грустными-прегрустными глазами. Французские эксперты зря боялись.

Без Кавани и Уругвай не Уругвай

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

По материалам: kommersant.ru

Рубрика: Спорт

Об авторе

Жизнь чем-то похожа нa шведский стол… Кто-то берет oт неё, сколько хочет, другие — скoлько могут… кто-то — сколько совесть позвoляет, другие — сколько наглость. Но прaвило для всех нас однo — с собой ничего уносить нeльзя!

НАПИСАТЬ КОММЕНТАРИЙ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены (обязательно)